МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

CHICAGO (2002)

Чикаго

2002

Закрытие 2003

Площадка Театр Эстрады

Форма проката ежедневный

Музыка Джон Кандер

Песенные тексты Фрэдд Эбб

Либретто Фрэд Эбб, Боб Фосси

Перевод Алеександр Карпов, Андрей Морсин

Режиссер Уолтер Бобби

Хореограф Энн Ринкинг

Декорации Джон Ли Битти

Костюмы Уильям Айви Лонг

Свет Кен Биллингтон

Звуковое оформление Рик Кларк

Музыкальный руководитель Сергей Жилин

Оркестровки Ральф Бернс

В ролях Филипп Киркоров, Анастасия Стоцкая, Лика Рулла, Валерий Ермаков, Максим Новиков, Ярослав Здоров, Валерий Боровинских, Егор Дружинин, Наталья Громушкина, Валентина Машкова, Ольга Прихудайлова, Илона Петраш, Александр Кольцов и др.

Продолжительность 2.30 c одним антрактом

Статус 4 октября 2002 — 31 мая 2003

Адрес Москва, Берсеневская набережная, 20/2

Ближайшая станция метро Библиотека им. Ленина, Арбатская, Боровицкая, Кропоткинская

Стоимость билетов (руб) 250—3000

О мюзикле

Мир шоу-бизнеса жесток и циничен, а на сцене часто льется кровь. Однако реальная жизнь еще более жестока и цинична, а настоящие страсти и подлинные убийства возбуждают любопытство публики сильнее любого спектакля — ведь они происходят на самом деле. В мюзикле «Чикаго» сценой, на которой играется вся эта комедия, являются залы суда и полосы газет, шоу ставят пройдохи, манипулирующие общественным мнением — адвокаты и журналисты, а главными героинями становятся хладнокровные и расчетливые убийцы.

Домохозяйка Рокси Харт, мечтающая о шоу-бизнесе, убивает своего любовника Фрэда Кэсли, после того, как узнает, что тот не собирается способствовать ее карьере. Рокси оказывается в тюрьме, где знакомится с «веселыми убийцами», в том числе со скандально известной в прессе актрисой Велмой Келли, которая однажды застала своего мужа вместе со своей сестрой и застрелила обоих. Известность — это все: шумиха вокруг Вельмы была затеяна неспроста — таким образом Мама Мортон, тюремная надзирательница, подготавливает ее будущий успех в шоу-бизнесе, рассчитывая нагреть на этом руки. Она не прочь таким же образом и на тех же условиях помочь Рокси. За солидную сумму, предоставленную мужем Рокси, Мама Мортон нанимает известного адвоката Билли Флинна. Он  умело привлекает к Рокси внимание общественности и вызывает у всех симпатию к ней, нагромождая ложь на ложь. Другая его клиентка — Велма — оказывается в тени. Рокси признают невиновной, но, как только это происходит, она перестает быть кому-либо интересной. В финале Рокси и Вельма, наконец, оказываются в центре внимания —они, королевы преступного мира Чикаго, поданные как «дуэт двух искрящихся грешниц», добились своего и стали настоящими звездами шоу-бизнеса.

Отзывы критиков

Марина Шимадина, «Коммерсант»

...Все актеры по мере своих возможностей очень старались петь, танцевать и вообще держаться заправскими бродвейскими артистами. Обладающая неплохими вокальными данными Лика Рулла (Велма Келли), исполнившая партию «Весь этот джаз», и совсем еще юная Анастасия Стоцкая, играющая девочку-преступницу Рокси Харт, по идее, должны стать новыми звездами этого шоу. Потому что старые звезды пока не предложили публике ничего свежего.

Видавшая виды Лолита, не сходя с места, спела своим прокуренным басом партию тюремной настоятельницы мамы Мортон, а выступление Филиппа Киркорова в роли адвоката Билли очень напоминало его сольный концерт: маэстро пел про чистую любовь, а вокруг кружились томные девушки с гигантскими перьевыми веерами...

Марина Шимадина, «Коммерсант-Власть»

...Под видом «первого бродвейского, легендарного и знаменитого» публика как миленькая кушает примитивные тексты и фальшивые диалоги в переводе Александра Карпова и Андрея Морсина, смотрит на будто бы выписанные из дешевого публичного дома костюмы (кожаные лифчики и трусы поверх колготок в сеточку), сочувствует мечтам главной героини о куче парней и газетной известности и послушно принимает вульгарность за стиль. Но если рассматривать мюзикл с точки зрения постановки, то, за исключением нескольких забавных динамичных массовых сцен (в суде и перед журналистами, где Билли манипулирует своей подзащитной как живой куклой, а та разыгрывает перед присяж ными историю преступления в выгодном для себя свете), здесь мало что может зацепить. Несколько номеров вывозит на себе Лика Рулла (Велма Келли), смоленский самородок <...>. А Анастасия Стоцкая (Рокси Харт) выглядит еще слишком юной и невинной, чтобы убедительно изобразить стервозную героиню, и грязные ругательства идут ей так же, как сигарета младенцу. Но большей части публики героини по барабану, ее интересует только одна персона. Зал взрывается аплодисментами еще прежде, чем та успевает открыть рот, и в финале все букеты достаются тоже ей. И в общем-то справедливо, потому что харизматичный артист Киркоров, под которого заточена постановка, единственный из всей труппы может удовлетворить жаждущую «шика-блеска» публику...

Григорий Заславский, «Независимая газета»

...Шоу <...> удалось. Хотя все вышесказанное и описанное, вся реклама, которая с весны еще встречала на каждом шагу, должно было (по нашей традиции) обнаружить тщетность усилий. Чем навязчивее реклама, тем непритязательней продукт, уже привыкли мы.

В «Чикаго» все сделано просто, но о непритязательности речи нет. <...> Боб Фосс, знаменитый у нас прежде всего по фильмам «Кабаре» и «Весь этот джаз», значится также автором оригинальной постановки (1975 г.) и хореографии. Так вот: танцуют, вообще двигаются в нашем «Чикаго» так, что в это можно поверить.<...>

Едва ли не впервые американские первоисточники обрели качественный и даже остроумный перевод (текст Александра Карпова и Андрея Морсина)...

Очень артистичен Филипп Киркоров в роли предприимчивого адвоката, способного оправдать любого убийцу, и Лика Рулла, которой досталась роль убийцы Велмы Келли. И поет она, как хорошая джазовая певица. Увы, главная героиня, Рокси Харт — Анастасия Стоцкая, пока до ее высот не дотягивает, так что главные пока — Лика Рулла, Филипп Киркоров и, конечно, Лолита Милявская, поющая Матрону «Маму». Что касается Ярослава Здорова, ставшего знаменитым после участия в спектаклях Виктюка, то в «Чикаго» он многих «обманывает», почти до самого финала выдавая себя за даму, впечатлительную журналистку Мэри.

В общем, здорово вышло. Если бы не одно «но», совершенная малость, величина, которой в наше время можно, наверное, и пренебречь.<...> «Чикаго» — это про убийства, жадность и т.п. Любви места нет. Не наша история. Единственная мечта Велмы и Рокси — спеть и сплясать в варьете. О любви («Все отдам я за любовь») поет Билли Флинн, но и он никого не любит. В «Чикаго» нет любовной истории и совершенно отсутствуют какие-либо высокие ценности.<...>

Александр Соколянский, «Время новостей»

...Оркестр и впрямь хорош: мелодии Джона Кэндера звучат так забористо, что ушам не верится; то ли очень уж лихо сыгрались наши исполнители (даром, что знаменитостей меж ними нет), то ли в силу вступает магия живого звука. Какое это, знаете ли, удовольствие: смотреть мюзикл, идущий не под фонограмму, особенно если еще и от перевода не коробит! <...> Качество русского текста в Chicago на порядок выше, чем, скажем, в Notre-Dame de Paris.

...В этом мюзикле не так уж много запоминающихся тем. Ни Roxie, ни Razzle Dazzle не идут в сравнение с музыкальными шедеврами Кэндера, исполнявшимися в фильме «Нью-Йорк, Нью-Йорк» и в великом «Кабаре». Сила этого композитора не в мелодизме, а в безупречном вкусе и тонком юморе: Кэндер — мастер стилизации...

Антон Помещиков, «Газета»

...Некоторые собравшиеся испытали шок прямо на первых минутах мюзикла. Вопреки сложившемуся образу людей, которые все делают «дорого и богато», на сей раз Алла Пугачева и Филипп Киркоров взялись за постановку, основной цвет которой — черный. Сцена CHICAGO лишена декораций, актеры не меняют костюмов, размаха на пять миллионов долларов, которые, как говорят, потрачены на постановку, не чувствуется.

Ожидания «настоящего бродвейского мюзикла» были обмануты — в CHICAGO есть пара отличных номеров, но не хватает общей динамики шоу. Лолита, играющая роль хозяйки тюрьмы «Мамы» Мортон, еще слабо справляется с ролью, молодые актеры отчего-то стараются кричать на весь зал, хотя у всех есть микрофоны. Танцуют все великолепно, это правда, но вот видно эти танцы с трудом — актеры в черном танцуют на черном фоне. Киркоров в виде адвоката выглядит франтовато, поет хорошо, но танцевать он не умел никогда. Да и сюжет CHICAGO, как выясняется, не что иное, как зарисовки на тему женской тюрьмы — основная часть действия разворачивается за решеткой. В связи с чем слова американского режиссера Скотта Ферриса о том, что «тема спектакля универсальна, потому он интересен каждому человеку, вне зависимости от возраста, национальной принадлежности и места проживания», выглядят очень странно. Получается, что «универсальная тема» — это история о том, как убийца стала звездой.

Безусловно, это лучшее, что сделал на сцене Киркоров (хотя бы из-за отсутствия пышности). С другой стороны, я бы не отдал за билет в первый ряд сто долларов, а смотреть мюзикл с бельэтажа, где места по двести пятьдесят рублей, вообще не стоит<...> Но лучшую и самую парадоксальную оценку один из зрителей высказал в трубку своего мобильного телефона, спускаясь по лестнице: «Ты знаешь, это „Чикаго“ — дерьмо, конечно, но посмотреть стоит».

Екатерина Кретова, «Новые известия»

...Несмотря на то, что Филипп Киркоров и Алла Пугачева утверждают, что по условиям контракта они не могли воздействовать на кастинг, именно они определили тип исполнителей главных ролей — певцы попсово-эстрадного направления. Иначе невозможно объяснить, почему роль Мамы Мортон играет поп-звезда Лолита, а адвоката Билли Флинна сам Филипп Киркоров. Сверхновые звезды Лика Рулла (Велма) и Анастасия Стоцкая (Рокси) сотворены по тому же образу и подобию. Самая слабая из исполнительниц роли Флер де Лис в «Нотр-Дам» Анастасия Стоцкая поет и в «Нотр-Дам», и в «Чикаго» в стиле советской эстрады 80-х. Даже удивительно, откуда у молодой певицы взялась подобная манера. Ее можно воспитать в себе, слушая записи Софии Ротару, но уж никак не Селин Дион. В том же духе работает и Лика Рулла. Надо ли говорить, что бродвейский мюзикл и попсовая манера исполнения — две вещи несовместные? Выбор Ярослава Здорова, ныне зачем-то скрывающегося за псевдонимом Я.З., на роль Лучезарной Мэри. тоже вряд ли принадлежит американским постановщикам русской версии. Хотя, возможно, здесь все проявили завидное вкусовое единство. Здоровый мужчина, обладающий женским тембром голоса, поет в ярко выраженной опереточной манере. Хотя оперетта и мюзикл — это тоже немножко разные вещи... И уж совсем беда с ансамблями. Исполнители с трудом объединяются в дуэты, особенно если приходится петь в унисон: фальшь неимоверная. Мюзикл поется и играется вживую — таковы правила. Они соблюдены, и это хорошо. Однако пение без «фанеры» заметно обеднило голоса наших прославленных звезд. Где богатство обертонов и приятность тембра? Слишком много крика, слишком мало голоса.

...Хореографию воспроизвели, казалось бы, под кальку. Но почему-то все движения, такие отточенные, вкусные и невероятно эстетичные, на сцене Театра Эстрады выглядят как пародийная копия.

«Чикаго» — изысканная вещица. Сила этого мюзикла не в дороговизне постановки, а в высочайшем профессионализме исполнителей. «Чикаго» — это то, что принято называть словом «стильно». Увы, получилось как угодно, но только не стильно.

Сергей Бирюков, «Труд»

...Мне показался симпатичным оркестр под управлением Сергея Жилина, грамотно поддерживавший солистов, а в увертюре ко второму действию звучавший даже с блеском. Что до основных солистов, то к плюсам у каждого из них добавлялись изрядные минусы, в результате звездного уровня, по моим наблюдениям, пока не удалось достичь никому. Хотя, например, у совсем юной Анастасии Стоцкой (Рокси Харт) — очень неплохие перспективы: у нее просто-таки отличный вокал, достаточно броская внешность, но девушке надо набраться опыта в танце. Лика Рулла (Велма Келли) постарше, и как раз у нее с пластикой почти полный порядок, а те сцены, где проявился Ликин разносторонний актерский темперамент, например, «Это мне не сделать одной» (героиня импровизирует перед приятельницей их будущее шоу), просто украсили спектакль. Но вот голосу актрисы явно не хватило красок...

Разумеется, появление Филиппа Киркорова в роли пройдохи-адвоката Билли Флинна было встречено овацией — на сцену вышел артист в ранге звезды, однако уровень исполнения и тут не вполне соответствовал высоким стандартам. То есть к пению у меня практически нет претензий — тут Филипп вполне в своей стихии. А вот драматическая игра, особенно же — дикция (как во всяком фарсе, здесь много скороговорки) нуждается в совершенствовании.

Конечно, публику привлекут и другие известные артистические имена — например, Лолиты Милявской, хотя не могу сказать, что ее исполнение роли тюремной надзирательницы Мамаши Мортон произвело очень яркое впечатление. Вообще сильная сторона спектакля — как раз в привлечении не столь известных, но безусловно одаренных молодых актеров: например, Валерия Ермакова...

И все же, помимо всех «технических» претензий к постановке, я не смог разрешить для себя весьма серьезный вопрос: почему столько сил потрачено на не самый удачный мюзикл, хоть и сочиненный в середине 1970-х знаменитым сценаристом Бобом Фоссом и композитором Джоном Кандером, но уже тогда подвергшийся основательной критике, причем в самой Америке? Критиковали за отсутствие большой «опорной» идеи, которая нужна и в развлекательном искусстве, если оно претендует на общественную значимость...

Павел Руднев, «Ваш досуг»

На «Чикаго» зритель все время рискует «порезаться»: этот мюзикл ходит по острой грани между вкусом и безвкусицей. «Чикаго», дразня и эпатируя, умеет остановиться за два шага до пошлости. В этой опасной игре заключена вся прелесть классического «Чикаго»: мир предстает здесь до жути правдоподобным и в то же время разъеденным тоннами едкой иронии...

К сожалению, даже хороший русский перевод не может передать всего богатства оттенков главной арии мюзикла «All that jazz», которую запевает густым, обволакивающим голосом с металлом на переходах главное актерское сокровище «Чикаго» — смоленка Лика Рулла. «Jazz» по-английски означает не столько «джаз», сколько «суету, хаос, сумятицу». «Чикаго» демонстрирует именно такую жизнь, закрученную и перекрученную, непонятную, алогичную и безжалостную к человеку. <...> Мюзикл совсем не об убийцах, а о том, что человек способен к реабилитации, что его энергия и воля преодолевают непролазную вязкость жизни.

А еще «Чикаго» — очень стильный спектакль. Черно-белая эротичная гамма в облегающих костюмах кордебалета. Хитрющий адвокат Филиппа Киркорова в страусиных перьях, гипнотизирующий взглядом аудиторию. Изящный, трогательный номер «Мистер Целлофан» о парне, которого никто не замечает. И, разумеется, Лолита Милявская в роли Мамаши Мортон — нежная и грубая одновременно, с интонациями потасканной, но еще роскошной бандерши...

comments powered by Disqus